letauschieryby.ru - слаймы Ready 2 Robot в Санкт-Петербурге.

Критика государственных инвестиций

Экономическая наука занимает уникальное положение в сфере практического использования знания по той причине, что ее специфические теоремы недоступны для какой-либо фальсификации на основе опыта. Применение ложных экономических теорем приводит к нежелательным последствиям. Но эти результаты никогда не имеют неопровержимой убедительной силы в виде экспериментальных фактов. Реальность экспериментально установленных фактов невозможно оспорить. Экономист не может доказать несостоятельность экономических причуд с помощью опыта. Люди считают, что для получения нового экономического знания необходимо организовать экономические исследования по аналогии с исследованиями новых препаратов в фармацевтике. В действительности же предметом исследования всех институтов является новейшая экономическая история. Экономическая наука никогда не может быть экспериментальной и эмпирической. Для проведения своих исследований экономист не нуждается в дорогостоящей аппаратуре. Но нуждается в способности ясно мыслить и в массе событий отличать существенное от просто случайного[1].

В данной статье речь будет идти о намерении государства распоряжаться деньгами, получаемыми от населения в виде налогов и иных отчислений (пенсионных, страховых и др.) и называть некоторые совершаемые операции инвестициями. В научном мире, особенно в институтах, финансируемых государством, сложилась опасная традиция доказывать несуществующие теоремы. Так случилось и в случае с сугубо экономической категорией инвестиция. При чем в попытках обосновать целесообразность государственных инвестиций в законодательстве России была даже создана нормативно-правовая база в отношении бюджетных инвестиций (статья 79 Бюджетного Кодекса РФ). Исследования же направлены  не на поиск истины, а на конкретное доказательство той или иной системы, не смотря на то, права она или нет.

В данный момент новейшей экономической истории преобладающей формой сосуществования бизнеса и государства является кейнсианская форма экономики, где на смену социальной организации типа laissez faire пришла социальная организация контроля деятельности индивидов. Функции общественного аппарата сдерживания и принуждения заключаются в том, чтобы заставить тех индивидов, которые в силу своей злобности, недальновидности или умственной неполноценности не могут понять, что своими действиями, разрушающими общество, они наносят вред самим себе и всем остальным человеческим существам. Плюс заставить платить за все государственные решения и действия[2].

Самое существо кейнсианской доктрины составляет отношение к государственным расходам как к инвестициям. К частому рассмотрению гос.расходов как инвестиций.

Есть несколько причин, по которым это утверждение считается ошибочным. Но вначале об инвестициях, а они имеют место в том случае, когда предприниматели покупают средства производства, чтобы что-либо произвести и продать другим, в пределе – конечным потребителям.

Сущность инвестиций заключается в риске вложения капитала в определенный проект и в возврате этого капитала с прибылью. Просто отдать деньги и не получить за это ничего не может являться в рыночной экономике целью.  Но государство, опираясь на возможности принуждения, просто направляет производственные ресурсы общества под видом инвестиций на решение собственных задач. Поэтому независимо от конкретных целей или материального результата государственные закупки следует считать потребительскими расходами. С тех пор и в той мере, в какой государственные чиновники перестали считать их потребительскими расходами, они становятся особенно расточительной формой «потребления»[3]. Не возможно определить так называемые государственные инвестиции и как общественно полезные расходы при создании так называемой бесплатной медицины или образования. Никакой здесь бесплатности быть не может. Ресурсы, необходимые для поставки обществу бесплатных государственных услуг, отвлекаются из сферы частного производства. Но платит за это не пользователь, который принимает свободное решение о покупке, а налогоплательщик, у которого нет возможности принимать какие-либо решения[4].

Постоянная задача частных фирм – уговорить  потребителей больше и чаще покупать их товары. Постоянная забота государственных предприятий – уговорить потребителей быть терпеливыми и не столь настойчивыми, и все это на фоне нескончаемых проблем с дефицитом и низким качеством. Невозможно себе представить, чтобы частные поставщики стали делать то, что постоянно делает правительство Нью-Йорка и других городов, убеждающие потребителей расходовать поменьше воды. Для государственного предпринимательства характерно, что, когда возникает дефицит воды, в этом всегда винят не государственное предприятие, а потребителей. От потребителей требуют, чтобы они проявили сознательность и ограничили потребление, тогда как в частном секторе в подобной ситуации оказывается (приветствуется) давление в пользу наращивания производства[5].

Часто утверждаются, что отдельное государственное предприятие, работающее в чисто рыночной среде (закупки, сбыт), в состоянии назначать адекватные цены и эффективно размещать ресурсы. Но это неверно. Существует фатальный порок, присущий любому мыслимому государственному предприятию, который с неумолимостью законов природы мешает ему назначать адекватные цены и эффективно размещать ресурсы. В силу этого порока государственное предприятие независимо от намерений государства никогда не сможет управляться как «в бизнесе». Порок этот заключается  в том факте, что, опираясь на механизм налогообложения, государство может располагать практически неограниченными ресурсами. Частные предприятия могут получить нужный капитал только у инвесторов. Именно инвесторы, дальновидно реализующие собственные временные предпочтения, направляют средства и ресурсы на самые прибыльные, а значит, и самые полезные для общества цели. Частные фирмы могут раздобыть средства только у инвесторов и потребителей; иными словами, они получают деньги либо у людей, оценивающих и покупающих их продукцию, либо у инвесторов, которые готовы в расчете на прибыль рискнуть вложением накопленных средств. Государство, напротив, может располагать в принципе любыми деньгами.  На свободном рынке действует «механизм» распределения средств на обеспечение текущего и будущего потребления, на цели, наиболее полезные для общества. Следовательно, у бизнесменов есть возможности назначать такие цены и распределять ресурсы таким образом, чтобы обеспечить их оптимальное использование. Но не существует никакого механизма, который мог бы обуздывать действия государства. Иными словами, для получения средства ему не обязательно работать с прибылью. Источником средства частных предприятий могут быть только удовлетворенные потребители и инвесторы, обоснованно рассчитывающие на прибыль. Государство же может получить средства буквально по собственной прихоти[6].

Когда не хватает учителей или классов, полиции или улиц, у государства на все один ответ: нужно больше денег. Почему на свободном рынке никто не смеет так отвечать на вопрос? Да только потому, что потребителям и инвесторам нужно отвлечь от других направлений использования, и такое решение должно быть обоснованным. Обоснованием является соотношение выгод и убытков, и это гарантирует, что будут удовлетворяться самые насущные нужды потребителей. Если предприятие или продукция приносят владельцам высокую прибыль, и есть основания рассчитывать, что этот уровень прибыльности сохранится и впредь, то деньги для него всегда найдутся. В случае убытков деньги будут утекать из отрасли[7].

Работа государственного предприятия всегда искажается доступностью денег. Быть бизнесменом и менеджером на госпредприятии – совершенно разные вещи. Абсолютно одно – рисковать собственными деньгами, и совсем другое – чужими. Кроме того, государственное предприятие всегда имеет конкурентное преимущество хотя бы потому, что его деньги получены не от продажи услуг, а от использование государственного преимущества. Если госпредприятие не может конкурировать (бывает и такое) с частными организациями, то всегда можно присвоить себе монопольные права, как это было сделано в США с почтовой службой. В таком случае качество услуг всегда сильно падает. И в виду неэффективности постоянно растут цены.




[1] Людвиг фон Мизес. Человеческая деятельность. С.814.

[2] Людвиг фон Мизес. Человеческая деятельность. С. 266.

[3] Мюррей Ротбард. Власть и рынок. С. 257.

[4] Мюррей Ротбард. Власть и рынок. С. 258.

[5] Мюррей Ротбард. Власть и рынок. С. 259.

[6] Мюррей Ротбард. Власть и рынок. С. 261.

[7] Мюррей Ротбард. Власть и рынок. С. 261.

Оставить комментарий

Курсы валют

Дата: 05.10.2013
USD ЦБ: 32.1005
EUR ЦБ: 43.7337